Спортивный комплекс Авангард
Детско-юношеский спортивный центр профсоюзов г. Киева "Авангард"
Спорткомплекс Спортивные и подвижные игры Регистрация Вход
Поиск

Спорт в Авангарде

Обучение в спорте
Обучение спортивным играм (Техника, тактика игры и методика обучения различным играм)

Олимпийский спорт
История спорта, Олимпийские игры

Спорт
Баскетбол [25]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в баскетбол
Волейбол [16]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в волейбол
Гандбол [9]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в гандбол
Футбол [9]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в футбол
Хоккей [55]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в хоккей
Теннис [4]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в теннис
Хоккей с мячом [7]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в хоккей с мячом
Бадминтон [4]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в бадминтон
Настольный теннис [50]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в настольный теннис
Городки [2]
Техника, тактика игры и методика обучения игры в городки
Развивающие игры [8]
Развитие в играх физических качеств.
Гимнастика, акробатика и легкая атлетика [140]
Подвижные игры в занятиях гимнастикой, акробатикой и легкой атлетикой
Подготовка горнолыжника [38]
Теоретическая и практическая подготовка горнолыжника
Тяжелая атлетика [39]
Учебное пособие по тяжелой атлетике
Борьба самбо [285]
Теоретические основы самбо, техника, тактика борьбы и методика обучения.
Методика физического воспитания в дошкольном возрасте [22]
Физическое воспитание детей в детском садике
Лечебная физическая культура [94]

Реклама

метки

Спорткомплекс » 2012 » Октябрь » 11 » Слалом
17:06
Слалом
Слалом — наиболее доступный из всех видов горно-лыжного спорта, и прежде всего потому, что склоны для него требуются небольшие, в сотню-другую метров, которые можно найти почти в каждом городе или поселке. Это делает слалом популярным среди людей всех возрастов и физических данных, он стал массовым видом спорта.

Слово «слалом» составлено из двух слов норвежского языка: sla — волна, lorn — след. Как вид спорта он утвердился благодаря инициативе англичанина Арнольда Лунна и с 1931 года включен в программы чемпионатов мира. Первый чемпионат СССР по слалому был проведен в 1934 году на небольших Уктусских горах под Свердловском. За полувековую историю формула и правила соревнований претерпели большие изменения, еще больше изменилась техника.

Элементом слаломной трассы являются ворота, состоящие из пары вертикально воткнутых древков с флажками. Способ постановки ворот меняет характер трассы, определяет трудность и технику ее прохождения. Поэтому очень важно, чтобы в этом вопросе строго соблюдались правила, чтобы трасса не выглядела пошатнувшимся частоколом. Точность постановки, в том числе и точность восстановления сбитых древков, должна строго соблюдаться, так как любое смещение влечет за собой изменение пути движения спортсмена, а значит, нарушение равных условий для соревнующихся.

О требованиях к выбору склонов, подготовке и оборудованию трасс для слалома довольно подробно говорится в Правилах соревнований, которые вышли в обновленной редакции в 1983 году. Приведу только основные: «Трассы для слалома размечаются воротами шириной не менее 4 и не более 5 м». И еще: «Минимальное расстояние между воротами по ближайшим шестам должно быть не менее 7 и не более 15 м, за исключением вертикальных комбинаций и «шпилек», где минимальное расстояние между ближайшими шестами должно быть не менее 0,75 м». 

Слова «не менее» и «не более» регламентируют творчество постановщика трассы, лишают его произвола и в то же время оставляют ему простор для фантазии, хотя в его распоряжении имеются всего лишь «горизонтальные», «вертикальные» и «косые» ворота двух цветов. Так они называются по своему положению относительно ската склона. По-другому они называются, когда хотят отразить их положение относительно спускающегося лыжника: «открытые», «слепые», «закрытые» ворота (рис. 71).

Слалом в большом спорте предъявляет весьма высокие требования к мастерству спортсмена. По технической сложности он приближается к акробатическому упражнению, основанному на виртуозном владении лыжами; кроме того, дает специфическую физическую и нервную нагрузку, посильную только отлично тренированному спортсмену. По характеру нагрузок слалом следует отнести к упражнениям высокой интенсивости. Между тем в горах бывает сложно организовать тренировочный процесс, который во многом еще зависит от слабости материальной базы наших горнолыжных центров и изменчивости метеорологических условий.

Каким лучше быть слаломисту? Считают, что для занятий слаломом хорошо иметь высокий рост и малый вес. Жизнь показала, что слаломист подобен спринтеру — его рост должен соответствовать его силе. Рослый, хорошо физически развитый спортсмен При том же уровне мастерства оказывается в большинстве случаев результативнее малорослого. Слаломист должен обладать взрывной силой, молниеносной реакцией на изменения ситуации, иметь хорошо развитые мышцы и гибкие суставы, быть координированным, обладать обостренным чувством равновесия, самообладанием, уметь нервно раскрепощаться.

Примерная схема занятий слаломом (после овладения определенным минимумом технических приемов) может быть такой:
 — первый этап — освоение «ограниченного пространства», которым спортсмен располагает при спуске по слаломной трассе, выбор пути между воротами, соответствующего умению выполнять повороты;
— второй этап — устранение технических ошибок, совершенствование техники поворотов в условиях приобретенной уверенности и самообладания;
— третий этап — работа над повышением скорости и дальнейшим улучшением технического мастерства;
— четвертый этап — соревновательная практика, сопровождающаяся постоянным ростом спортивного мастерства в условиях напряженной круглогодичной учебно-тренировочной работы.

Повышение скорости прохождения трассы — это в первую очередь результат работы над техникой. То, что два компонента — техника и скорость — тесно связаны, можно проиллюстрировать простейшим примером: пешеход огибает угол дома совершенно иначе, чем бегущий человек, — первый поворачивается грудью к каменной громаде, а второй — спиной. Еще заметнее разница в доведении быстро бегущего среди пешеходов. В зависимости от скорости бега он резче убирает плечо, выдвигая его вперед при обгоне. Как видим, скорость вынуждает к применению определенного приема, а совершенное владение приемом повышает скорость...

Конечно, техника не единственная причина повышения скорости прохождения современных трасс. Улучшение состояния снегового покрова с применением различных механизмов, воды и снежного цемента, постановка «падающих древков», улучшение общей физической подготовки спортсмена, непрерывное совершенствование инвентаря (лыж, ботинок, креплений) — все это способствует повышению скорости. Но, какими бы ни были лыжи, необходимым условием успешного выступления в соревнованиях является умение скользить и свободно управлять ими. В зависимости от индивидуальных особенностей техники горнолыжника лыжи могут быть более гибкими или жесткими в носке или пятке, иметь больший или меньший весовой прогиб и т. д. Соответствие материальной техники технике спортивной — еще один резерв скорости. Так замыкается круг: инвентарь — техника — скорость. Попутно идет эволюция техники поворотов, изменения в принципах разметки трасс. Таким образом, мы получаем единую схему развития слалома: совершенствование инвентаря — улучшение техники — изменения в разметке трасс — повышение скорости. Определенная трасса требует соответствующей техники ее прохождения, а новая техника поворотов заставляет ставить трассы, пригодные для данной техники.

У слаломиста должна быть хорошо развита зрительная память, чтобы перед стартом помнить расположение ворот и состояние снега на разных участках. Это помогает определить оптимальную скорость движения. Запоминание трассы отвлекает спортсмена от мыслей о возможности ошибок, сковывающих его действия на протяжении всего спуска. Вот почему горнолыжник не имеет права ни на миг отвлекаться и расслабляться, пока не пересечет створ финишных ворот.

Тренировки в слаломе-гиганте и скоростном спуске рекомендуется перемежать со слаломом. На всех уровнях обучения и тренировки должны подбираться упражнения, соответствующие по сложности и скорости. В каждом виде преобладают определенные компоненты техники:

— в специальном слаломе — нормальная средняя стойка, скольжение резаное, иногда с боковым проскальзыванием, руки работают в основном над устранением древков с траектории туловища. Сопряжения дуг бывают с потерей контакта лыж со снегом (рис. 72);

— в слаломе-гиганте — стойка изменяется от низкой до высокой, скольжение преимущественно коньковое, плоскорезаное и резаное, руки находятся в готовности отстранить древко — «клином», уколы палками реже, чем в слаломе, сопряжения с непрерывностью скольжения (но не исключаются и полеты, особенно на буграх);
— в скоростном спуске — стойка низкая, обтекаемая, скольжение плоскорезаное, на сложных профилях полеты в группировке.

Приведенные технические особенности видов горнолыжного спорта носят весьма условный характер. Они отражают лишь преобладание определенных элементов техники над другими. Любой из приемов мы можем встретить в разных видах, однако на каждом будет свой отпечаток. Так, например, коньковое окончание поворота в слаломе и в слаломе-гиганте, где скорость в полтора раза ниже, будет существенно различаться. Прежде всего это отразится на величине угла расхождения лыж: в слаломе он больше, чем в других видах (рис. 73), и отталкивание здесь в связи с этим более резкое. В гиганте же чаще преобладает «пересадка» с постепенным переносом веса тела.

Продолжающийся рост мастерства в горнолыжном спорте связан в основном с совершенствованием техники резаных поворотов на жестких, практически ледяных трассах. Благодаря падающим древкам стойка в поворотах стала выше, туловище менее напряжено, а вращательный импульс исходит не от верхней части корпуса, а от нижней. Вместо маховых движений плечами выполняется вращательное выдавливание лыж ногами наружу поворота с одновременным контрвращением и отведением тела внутрь дуги поворота. Приближение вращательного импульса к лыжам обеспечивает более быстрый и надежный контроль за их движением, повышает маневренность лыжника на трассе. Кантование лыж осуществляется одновременно с равномерной загрузкой их по длине (переднезадние движения).

Для современной техники характерно свободное ведение лыж, что особенно удобно на извилистых трассах слалома и слалома-гиганта, которые, кстати, стали больше походить друг на друга по характеру поворотов, чем 20—30 лет назад. Да и проводятся они теперь одинаково — по сумме двух попыток. Любопытно, что «новинка» программ международных и всесоюзных соревнований супергигант, по существу, не что иное, как воскресший из небытия настоящий слалом-гигант, называющийся ранее «контролируемый скоростной спуск», длина которого доходила до 1500 метров, и проводился он по одной попытке.

Опора на палку при выполнении слаломных поворотов сохранила свое полезное значение как фактор, облегчающий вращение и выталкивание лыж наружу в начальной фазе поворота. Но использование падающих древков и непрерывное совершенствование слаломных лыж, лучше скользящих в повороте, ведет к тому, что опоры на палки стали реже, уменьшилось торможение во время уколов, что, в свою очередь, улучшает сопряжение дуг и общее положение тела над лыжами.

Преимущества новой техники особенно полезны для горнолыжников-универсалов, тренирующихся во всех видах троеборья. Умение преодолевать неровности на трассах скоростного спуска здесь так же важно, как и умение выполнять поворот. Плохая техническая подготовка при встрече с препятствием приводит к потерям равновесия, а в итоге к проигрышу во времени или даже сходу с трассы.

Для достижения основной цели — наилучшего времени — надо не только владеть всем арсеналом технических приемов, но и соревновательной стратегией и тактикой. Дать единый тактический рецепт для всех вариантов, которые могут повстречаться на различных трассах, не представляется возможным. Разнообразие местности и трасс следует помножить на индивидуальные особенности техники и психического склада у разных спортсменов. Одни преодолевают трассу мягко, совершая плавные движения, что создает обманчивое впечатление некоторой медлительности, — и выигрывают; другие спускаются в очень высоком темпе, на грани риска, между воротами энергично отталкиваются палками, применяют коньковый ход, используют все средства для достижения высокой скорости и... проигрывают.

Однако при всем различии индивидуальных манер и стилей технику большинства асов горнолыжного спорта отличает единство в работе ног, скольжении лыж, свободной, непринужденной стойке. Большинство из них сильно во всех видах троеборья. Только через мастерское овладение всеми видами можно стать «отличником» в одном из них (рис. 74).

Постановка трасс слалома производится с учетом крутизны и неровностей склона так, чтобы скорость спуска можно было сохранять примерно на одном уровне. Для этого повороты на крутых участках делают полнее и круче, на пологих же наоборот. При соблюдении этого принципа скорость окажется на уровне 8— 12 м/сек. На трассе не должно быть комбинаций, которые вызывают резкое торможение, мешающее плавности спуска, не увеличивая в то же время технических трудностей. Стартовый участок трассы должен быть простым для лучшего вкатывания, впрочем, как и финишный, чтобы можно было финишировать без падения. Площадку за линией финиша необходимо тщательно оградить, обезопасив ее для участников и зрителей.

Сложность трассы определяется: 
количеством ворот и характером их постановки; крутизной и рельефом склона; 
полнотой и кривизной поворотов;
состоянием снежного покрова;
развивающейся скоростью.

Разнообразными комбинациями ворот авторы трассы ставят перед спортсменом определенные тактические задачи — он должен решить, какому прохождению отдать предпочтение: надежному, но более медленному или рискованному, но скоростному? Определять вариант прохождения промежуточных ворот предшествующей или последующей комбинацией? С какой стороны проходить двухзаходные комбинации? Сокращать путь по крутому, но тормозящему повороту или скользить по более длинной, но пологой дуге? Сбить или обойти флаг?.. Все это мысленно надо «проиграть» и связать как бы в один очень сложный поворот, поскольку путь слаломиста по трассе представляет непрерывную серию поворотов различной полноты и кривизны (рис. 75).

Для менее квалифицированных спортсменов трассы ставятся преимущественно из открытых ворот. Трассы мастеров не имеют участков, на которых можно допускать неточности, тут — непрерывное чередование коротких и длинных дуг, пологих и крутых поворотов, сочетание прямых (по линии ската) и косых фигур с двойными вариантами, и все это на переменном рельефе. Трудная, но интересная трасса, на которой есть где проявить себя!

В постановке трасс одни предпочитают плотную постановку ворот в одну линию с преобладанием фигур правильной геометрической формы, другие являются приверженцами комбинаций, разбросанных поперек склона. В сочетании двух стилей заложена нестандартность решений. Настоящий слаломист не спасует перед любой трассой, но для этого в процессе тренировок надо отрабатывать самые различные варианты (рис. 76). Чтобы лучше понимать и запоминать трассы, весьма полезно ставить их самому.

Слаломисты, соревнуясь, проявляют умение выполнять повороты с возможно большей скоростью и точностью, в строго ограниченных воротами пределах, соблюдая основное правило — пересечь линию ворот стопами обеих ног. Чтобы снизить возможность оседлать флаг верхом, пропустив его между ног, за что следует дисквалификация, на носки лыж надевают специальные искривленные наносники, которые в случае столкновения с древком смещают носок лыжи внутрь ворот.

Стараясь проскользить лыжами возможно ближе к внутреннему древку, спортсмен заваливает или попросту сбивает его, памятуя о том, что это не является нарушением правил (рис. 77). А когда в 1982 году появились гибкие пластиковые древки на пружинном основании, спортсмены стали попросту отбрасывать их руками.

С усложнением конструкций древков цена их растет, они часто выходят из строя, и приобретение их становится проблемой. Практика показывает, что на учебно-тренировочных занятиях можно с успехом ставить только внутренние флаги. На уроках начального обучения слалому это вообще можно рекомендовать как метод постепенного перехода от простого к сложному. При этом несколько меняется тактика прохождения — скорость становится выше, а риск получить травму меньше.

К понятию техники слалома можно отнести не только быстрые секунды, но точность, красоту и гармонию движений, где грамотно исполненное отбрасывание с пути древка лишь дополняет общую эстетическую картину. При одинаковых технических приемах зритель наградит аплодисментами того, кто красивее, легче и изящнее преодолеет трассу, не противодействуя силе тяжести, добьется лучшей чистоты скольжения лыж и, как следствие, окажется победителем.

Рассматривая причины потерь скорости, мы установили главную из них — боковое проскальзывание лыж и излишнее угловое смещение пяток относительно носков, сопровождающееся срезанием снега кантами. При существующей технике и принципах разметки слаломных трасс такие потери пока неизбежны. Основное средство сокращения потерь в таких случаях, как уже говорилось, резаное скольжение на лыже, прогнутой по дуге поворота. В сочетании с техникой прохода туловищем вплотную к древку это и будет наиболее рациональный слаломный поворот.

Классическое исполнение такого поворота выглядит так: вес тела равномерно распределен на внешней, слегка прогнутой лыже, внутренняя лыжа почти приподнята над снегом, все суставы полусогнуты, готовые амортизировать любую неровность, руки и туловище в меру поданы вперед, имея запас устойчивости в передне-задней плоскости.

В разделе теоретической подготовки при анализе динамики сил, действующих на лыжника в повороте, нами были определены условия боковой устойчивости: чем выше скорость и круче дуга, тем больше наклон тела к центру поворота, а это значит тем дальше лыжи от древка по сравнению с туловищем. Если предположить, что траектории ЦТ тела у двух спортсменов одинаковы, мы увидим, что путь, проходимый лыжами, будет длиннее у лыжника, скользящего быстрее. Это значит, что надо уметь сокращать эту разницу, иначе выигрыш от скольжения сводится к нулю. Следы от поворотов на плохих, мягких трассах нередко выскабливаются «корытом», создавая своеобразную стенку — контруклон. Надо уметь проходить такие «корыта», что требует определенного мастерства и тактики их прохождения. Существуют разные варианты прохождения, каждый из них имеет свои положительные и отрицательные моменты. При выборе любого надо уметь сочетать его с последующими фигурами трассы: выход из «корыта» должен обеспечить правильный заход на следующие ворота. Предпочтительнее тот вариант, который дает возможность использовать надежную опору контруклона (рис. 78): прогнутая по нему лыжа осуществляет плоскорезаное скольжение и в конце «выстреливает» лыжника, как из лука, который либо применяет авальман, либо заканчивает поворот коньковым шагом (рис. 79).

Одним из тактических вариантов спуска по слаломной трассе, преследующего цель возможно близкого прохождения к древку, является спрямление поворотов, смещение начала поворотов вверх над обозначенными фигурами. Что за этим кроется? Высокий заход с использованием бокового шага в начале дуги дает  запас высоты и позволяет, несколько удлинив дугу, сделать ее плавнее, накатистее (рис. 80 и 81).

Короче говоря, слаломист должен быстро решать несколько задач, ответ у которых один — возможно лучшее время на финише.

Одиночный поворот на трассе может быть ограничен самыми различными воротами. Простейший вариант — горизонтальные ворота. В  путь слаломиста может варьироваться в пределах всей ширины ворот, если они находятся на середине дуги, и несколько сужается при постановке их в начале или конце дуги. «Верхний» вариант значительно проще «нижнего», так как боковой снос лыж, возникающий в фазе поворота к склону, уменьшает возможности сохранения «теоретического» пути.

Обозначение дуги одиночными вертикальными или косыми воротами так же, как и в варианте с горизонтальными воротами, может варьироваться, однако и вертикальные, и косые ворота могут быть «закрытыми», т. е. проходить их будет выгоднее с обратной стороны, не видимой спортсмену в момент подхода к ним.

Помимо положения ворот относительно дуги нас должен интересовать ее угол. Чем углы поворотов больше, тем трасса в целом оказывается труднее, хотя средняя скорость ее прохождения меньше. Парадоксально, но факт, что на крутых участках склона средняя скорость оказывается меньше, чем на более пологих. На склонах крутизной около 30° повороты совершаются на дугах, близких 100—120°, где угловое смещение задников, не говоря уже об общем боковом соскальзывании лыж во второй половине дуги, заметно снижает скорость. Кроме того, как мы говорили ранее, сцепление лыж со снегом на крутых участках слабее из-за уменьшающейся составляющей силы тяжести, нормальной к склону. По той же причине прогибание лыж и врезание в снег по дуге поворота осуществляются труднее на крутых склонах, чем на пологих. Припомните раздел техники сопряженных поворотов в зависимости от крутизны склона (сдерживающих, нормальных и ускоряющих). Как видите, он полностью отвечает технике поворотов на трассах слалома.

Стремление судей создать одинаковые условия для всех участников, независимо от стартового номера, приводит ко все более жестким трассам. Стало нормой поливать снег водой и соревноваться на ледяной трассе. Как вести себя на льду? Некоторые специалисты видят решение вопроса в особых приемах амортизации и т. д. А вообще, льда на трассах быть не должно.

Выход, по-моему, следует искать в увеличении гибкости лыж под грузовой площадкой, что позволит резко увеличить давление стального канта и его врезание в лед на малой длине под стопой Аналогия может быть проведена с коньками. Беговые коньки ( длинным прямым лезвием обеспечивают лучшее скольжение с минимальным врезанием в лед; хоккейные коньки имеют выгнутые лезвия — их врезание в лед заметно больше. Фигуристы же, у которых прямых отрезков в скольжении почти не бывает, катаются на коньках с еще более изогнутыми лезвиями и желобом-заточкой для максимального врезания в лед. Так и слаломист — изучив  трассу и убедившись в ее «льдистости», должен, по-моему, иметь возможность надеть более мягкие лыжи. Не случайно фирма «Кестле», уже будучи филиалом «Фишера», выпустила специальную гибкую модель «Кестле-лед».

Вообще, современные слаломные лыжи предназначены для работы в экстремальных по нагрузкам условиях. Изучение множества кинограмм и фотографий показывает, насколько разнообразны ситуации, в которых оказывается слаломист. Особенно трудными они бывают на трассах с зернистой структурой фирнового снега, с вкраплениями ледяных комочков. В таких случаях трудно осуществить врезание лыжи и скольжение по дуге получается прерывистым, со скачками по воздуху. Лыжи при этом то прогибаются под нагрузкой, то, наоборот, восстанавливают естественный весовой прогиб. Так, вибрируя и скручиваясь, лыжи испытывают неимоверную нагрузку, а слаломист претерпевает изнуряющую тряску в ногах.

Здесь идет речь не о тех вибрациях лыж, которые мы наблюдаем у слабо подготовленных лыжников, когда у них боковое соскальзывание в повороте преобладает над скольжением, а их слабые мышцы не способны удерживать лыжи на кантах. Нет! Речь идет об асах, обладающих высочайшей техникой, но в силу неравномерности структуры снега их лыжи не могут осуществить плавного скольжения и сцепления со склоном. Скольжение здесь чередуется с соскальзыванием и даже с полетами по воздуху.

И все же ничто не должно выводить хорошего спортсмена из равновесия — кратковременные опоры на палки играют здесь не последнюю роль. Чаще всего помощь тут приходит со стороны внутренней палки, обычно волочащейся по снегу своим штырем. Поскольку в фазе полета не прекращается вращение тела к центру поворота, а центростремительная сила исчезает — с ее исчезновением перестает действовать и центробежная, — лыжник летит по прямой. Тут-то дополнительная опора на палку и помогает.

Можно было бы привести много подобных фактов, но ограничимся одним примером с чемпионата мира-82. Тогда Стенмарк, вынужденный прибегнуть к опоре на руку для сохранения равновесия, потерял драгоценные доли секунды, но не потерял присутствия духа и вышел из трудного положения и завоевал золотую медаль. Этот эпизод еще раз доказывает необходимость ведения борьбы до победного конца, проявляя мужество и волю, вырабатываемые в повседневных тренировках.

Спуски на пределе, на грани риска неизбежны для спортсмена, стремящегося к победе. Предельные отклонения в переднезаднем направлении, мощные подтягивания ускользающей внешней лыжи в коньковом шаге, «оседлание» выскальзывающих вперед лыж, немыслимые пируэты в воздухе с целью восстановить равновесие и прочие полуакробатические приемы — все это входит в арсенал соревнующихся. Приведу случай с чемпионом мира по слалому 1962 года французом Шарлем Бозоном. Закончив поворот поперек склона и почти остановившись, он в резком повороте переступанием развернулся на 90° и, оттолкнувшись палками, вновь ринулся вниз, к победе. И более свежий пример. На одном из этапов Кубка мира Фил Мэйр, запаздывая с выходом из змейки и отставая от лыж, в прыжке резко повернул их под прямым углом с контрвращением туловища и, приземлившись, вновь заскользил, полностью восстановив контроль над лыжами. За ним В. Андреев сделал почти то же самое, однако только почти — он выпустил из-под себя лыжи и, безуспешно пытаясь их догнать, на одном из следующих поворотов вылетел с трассы. Как говорится, застрял в подседе.

Подсед! Как много «убытков» принес он нашей работе в 70-е годы! Его рецидивы встречаются и сейчас, как следствие эпидемии на авальман в неправильной его трактовке. И если в свободном катании сопряженными поворотами неправильное использование авальмана не приносит особого вреда и порой выглядит как ультрасовременная техника, то на крутой слаломной трассе малейшая ошибка неминуемо наказывается — в подседе нарушается динамика движения, происходит фиксация позы, что недопустимо в поворотах, так как каждому моменту и каждой части поворота должна соответствовать и иная стойка, и иная загрузка лыж. На слаломной трассе времени и места на исправление ошибки не остается. В результате протоколы соревнований пестрят фамилиями нефинишировавших...

Неправильно используемый авальман — эффектный прием поглощения бугров и резких сопряжений поворотов — превратился в статичный подсед с загрузкой задников лыж. Произошло это, вероятно, и потому, что в последние годы особое внимание при анализе техники поворотов уделялось моменту их сопряжений. Несовпадение скоростей лыж и туловища здесь особенно ощутимо и поэтому интерпретировалось как умышленное выталкивание лыж, преследующее к тому же цель ускорения. Часто его ошибочно переносят на основную фазу поворота, в чем нем алую роль сыграло распространение фотографий основной фазы, сделанных с внутренней стороны поворота, когда лыжник видится «посаженным на¬зад». Даже учебный план австрийских горнолыжников в угоду вспыхнувшей моде оказался насыщенным «сверхавальманными» упражнениями на специально оборудованных буграми склонах.

Так полезный и необходимый элемент амортизации и разгрузки лыж был доведен до такого абсурда, что стал объектом комедийного кинофильма, выпущенного в ФРГ и шедшего на наших экранах в конце 70-х годов.

Технику слалома и в равной степени слалома-гиганта и скоростного спуска нельзя абстрагировать от конкретной обстановки. По этому дальнейшее рассмотрение технической подготовки слаломиста буду вести на анализе примеров, взятых из международные соревнований. Динамические позы, зафиксированные бесстрастно камерой, передают истинную картину движений мастера в конкретной ситуации. Объективности ради не будем называть фамилии спортсменов, скажу лишь, что их нагрудные номера не превышаю цифру 15, что свидетельствует о высочайшем мастерстве, дающем право стартовать в первой группе на этапах Кубка мира, чемпионатах мира и олимпийских играх.

На рис. 82 зафиксированы две позы слаломиста на Кицбюэльской трассе слалома, снятые со спины. Первая поза показывает его положение в момент окончания предыдущего поворота поперек склона — носки лыж уже освободились от нагрузки, палкой еще не сделан укол, а туловище скручено пружинящим винтом в сторону долины. Во второй позе (к моменту полного облегчения лыж для широкой их переброски вбок, в следующий поворот) палка уже воткнута в снег и служит кратковременной опорой для усиления вращательного импульса, приданного лыжам, и эффективности подхлеста, получившегося за счет дополнительного наклона голени левой ноги в первой позе.

Сопряжение поворотов происходит в полете по воздуху — со склоном лыжника связывает лишь опора на палку, как мгновенный центр вращения вокруг оси, перпендикулярной склону. Вращение происходит и вокруг поперечной оси, параллельной склону, для увеличения общего наклона тела к моменту возобновления контакта лыж со снегом. Это нужно для того, чтобы избежать опрокидывания назад при скольжении в основной фазе поворота, в которой лыжник получает ускорение. Вращение происходит и относительно оси, совпадающей с направлением движения ЦТ тела. Цель такого вращения — осуществить наклон тела к центру следующего поворота в соответствии с новым положением лыж и их перекантовкой. Кстати говоря, надо помнить, что все безопорные вращения (в данном случае опорой на палку можно пренебречь) совершаются вокруг осей, проходящих через ЦТ системы лыжник — лыжи.

Рассмотренные нами позы свидетельствуют о свободном, с широкой амплитудой движении, совместившем одновременно боковое смещение, вращение и перекантовку лыж, т. е. то, что мы часто наблюдаем при исполнении сопряжений полных слаломных поворотов на склонах средней крутизны. Вращение лыж в плоскости склона сопровождалось контрвращением верхней части туловища, что можно видеть по положению правой руки и плеч, развернутых в обратную сторону сравнительно с первой позой.

Незначительное перемещение туловища по сравнению с лыжами свидетельствует о том, что скорость лыж в момент сопряжения поворотов была заметно больше, хотя никакого «выталкивания лыж» и «откидывания корпуса» мы не наблюдаем.

Подтверждение типичности рассмотренного нами примера мы видим в прохождении того же участка спортсменом с нагрудным номером 9, снятым анфас, в профиль и со спины. На рис. 83, выполненном в виде контурных кинограмм, активная загрузка внешней лыжи дополнена поднятием задника внутренней лыжи в начале поворота. Скольжение в основной фазе и особенно в конце ее происходит на внешней, прогнутой по дуге поворота лыже, что в момент сопряжения обеспечит ее выскальзывание с подхлестом. 

Видны энергичная загрузка и прогиб передней части лыжи в первой части основной фазы поворота. Об этом говорит и устремленный наклон туловища вперед с вытянутыми руками, что гарантирует слаломисту продольную устойчивость при ускорении на скате. Следует обратить внимание и на относительно закрытую стойку, которая объясняется преобладанием элементов резаного скольжения на прогнутой лыже.

Величина этого прогиба видна на ближнем кадре кинограммы (а). Середина внешней лыжи так прогнулась, врезаясь в снег, что ее носок оказался приподнятым в воздух. То же самое, но в меньшей степени наблюдается и у пятки лыжи. Почему я обращаю особое внимание на этот момент? Потому, что некоторые слаломисты задранный кверху носок лыжи объясняют лишь загрузкой задника, игнорируя прогибание ее середины. Да и сама стойка слаломиста у древка говорит об обратном — носок его ботинка на внешней лыже загружен намного больше пятки.

Кинограмма преодоления этого же отрезка трассы еще одним асом горнолыжного спорта с нагрудным номером 6 дает нам возможность показать еще некоторые особенности техники, позволяющие занимать призовые места (рис. 84).

В кадре 1 в основной фазе поворота он скользит на узко поставленных, параллельных лыжах. При рассмотрении его спереди мы не видим выраженного бокового изгиба, так как носки его лыж находятся на одном уровне и внешний даже чуть впереди. Это свидетельствует о том, что спортсмен использовал начальную фазу с хорошим врезанием канта. Все звенья внешней ноги находятся в одной плоскости, перпендикулярной скользящей поверхности внешней лыжи, и поэтому мышцы не испытывают дополнительных нагрузок, появляющихся при подаче колена внутрь.

В кадре 2, в заключительной фазе поворота, уже загруженная внутренняя лыжа оказалась в положении ножниц, но без бокового проскальзывания. Ее прогиб говорит о чистоте скольжения и возможности подхлеста для перекладывания тела в следующий поворот, так как внешняя лыжа скользит прямо, наподобие конькового окончания. Здесь налицо сочетание двух прогрессивных элементов техники. Часть веса тела (через каблук ботинка) воздействует на внешнюю лыжу, скользящую почти без бокового смещения, с наклоном к горизонту и прогнутым задником, который при распрямлении отдает энергию лыжнику. А другая часть веса, прогибая внутреннюю лыжу, создает необходимую реакцию склона для вывода лыжи наружу следующей дуги и изменения наклона тела, что мы и увидим в кадре 3 — почти взвешенное состояние после отталкивания позволяет беспрепятственно осуществить сложное по структуре сопряжение. Для усиления вращательного импульса спортсмен использует кратковременный укол палкой. В основную фазу поворота налево лыжник входит в собранной, наклоненной вперед стойке 4, в которой ему оказывают существенную помощь руки, почти все время нацеленные на предстоящее сбивание древка. Из такой стойки ему удобно закончить поворот непроизвольным выскальзыванием лыж в сочетании с последующим дополнительным сгибанием ног (авальманом), что поможет облегчению и перекантовке лыж (5).

Из данного примера следует, что выведение вперед внутренней лыжи в конце основной фазы слаломного поворота целесообразнее делать возможно позже и меньше, а независимая работа ног позволяет осуществлять одновременно различные технические приемы, способствующие наилучшему исполнению сложного поворота.

На рис. 85 показан эпизод сопряжения поворотов с потерей контакта лыж со снегом на той же Кицбюэльской трассе, но в другом месте — на перегибе склона. В данной ситуации спортсмену с нагрудным номером 11 необходимо было в конце дуги, в полете, успеть совершить наклон тела вперед, чтобы привести его в соответствие с нарастающей крутизной склона и отклонить внутрь, к центру следующего поворота. Винтообразного вращения ему делать не пришлось, и всю основную работу он совершает с помощью палок — внутренняя к следующему повороту служит мгновенным центром вращения, а внешней он отталкивается вперед-внутрь, чтобы к моменту приземления быть в стойке, соответствующей крутизне склона и кривизне предстоящего поворота.

Отметим еще одну небольшую, но существенную деталь: правой палкой он делает укол с маятниковым движением штыря и «подгребающим» усилием кисти во избежание торможения. Левая же палка выносится вперед не полностью, а движением наподобие лыжного хода «вперекидку».

Сопоставляя позы лыжников, изображенные на рис. 83 и 85, мы увидим, что в первом случае амплитуда движений лыж была больше, чем туловища, а во втором, наоборот, преодоление перегиба с опережающим наращиванием наклона являлось главным элементом. Не сделай слаломист этого опережения — на крутой части склона его лыжи окажутся впереди тела, и дальнейший спуск станет неуправляемым, если он не поставит лыжи на канты под углом к направлению спуска, т. е. не изменит характера скольжения, добавив в него элементы бокового соскальзывания, что крайне нежелательно.

Когда слаломисту не удается вовремя сделать достаточный опережающий наклон, чтобы не допустить выскальзывания лыж на крутом участке, он в момент полета сгибанием коленей оттягивает стопы назад, а лыжи наклоняет носками вниз. Такое движение компенсаторно чуть отклоняет туловище, но опора в момент приземления все-таки оказывается сзади ЦТ, и дальнейшее скольжение происходит более уверенно.

На рис. 86 видно, как спортсмен под номером 13, заканчивая предыдущий поворот слабо выраженным «коньком», получил недостаточный вращающий импульс и в полете, поджимая ноги и опуская носки лыж, помог вращению тела вперед. Опора на правую палку была кратковременной и слабой (во второй позе штырь уже вынут из снега), чтобы не препятствовать продвижению вперед туловища и рук. Для четкости загрузки внешней (левой) лыжи к началу поворота правая приподнята так, что мы видим ее скользящую поверхность. Способствуя правильному выходу на крутой участок, спортсмен сохранил в полете группировку, а для перекантовки лыж ему достаточно боковых движений голеней.

Продолжая разговор о сопряженных поворотах в слаломе, рассмотрим рис. 87, где зафиксирован случай, когда ускользает пятка внешней лыжи при окончании предыдущего поворота. Строго ограниченная «во времени и пространстве» спортсменка с нагрудным номером 2 не растерялась и использовала эту неудобную позу для входа в следующий поворот из упора внутренней лыжей. Упор, осуществляемый в основном через пятку, при отталкивании дал ей к тому же импульс для наклона при переходе через перегиб, оказавшийся на пути слаломистки. Вращательный импульс оказался вполне достаточным и без опоры на палку—штырь ее левой палки даже не коснулся снега. Правая лыжа, внешняя в следующем повороте, мягко, по касательной впишется в дугу плоскорезаным скольжением. Так, минус, полученный от упора, компенсируется плюсом последующей чистоты скольжения. Любопытно, что у женщин такие использования упора встречаются гораздо чаще, чем у мужчин.

На следующем примере мы увидим, как на трассе слалома в Оре (Швеция) в критической ситуации исполнения начала поворота с полета по воздуху Ингемар Стенмарк (назовем в порядке исключения имя этого выдающегося спортсмена) с целью возможно раннего зацепления за снег полностью выпрямил наружную ногу, а руки широко развел для баланса (рис. 88). Поскольку высокий полет «съел» много места в предстоящем повороте, он был вынужден сделать его очень круто, со срезанием большой массы снега. Все в действиях Стенмарка здесь рационально, хотя и не совсем «эстетично». Его динамические позы соответствуют ситуации. Они лишены картинности, естественны. И не случайно он сохранил ведущее место в мировой иерархии слаломистов даже в 1986 году.

Примеры различных сопряжений поворотов в слаломе можно продолжить до бесконечности — так много нюансов в технике, зависящих, как уже говорилось от комбинации ворот, состояния снега, крутизны и профиля склона, упругости лыж и остроты кантов, не говоря уже об индивидуальных особенностях техники спортсмена и его психофизических качествах. Мы рассмотрели лишь несколько, в надежде, что материал, изложенный в разделе теоретической подготовки, послужит ключом к анализу любого другого варианта.

Заканчивая разговор о слаломе, хочу обратить внимание на необходимость использования в повседневной учебно-тренировочной и соревновательной практике современных падающих древков. К сожалению, до сих пор это проблема даже для сборной команды страны и всесоюзных соревнований. Между тем они диктуют ряд технических особенностей прохождения трасс.

Одно утешение: приспособиться к новому для квалифицированных спортсменов не составит большого груда. Но, вообще говоря, такое положение нельзя считать нормальным.

Категория: Подготовка горнолыжника | Просмотров: 2987 | Добавил: sport | Теги: Слалом | Рейтинг: 0.0/0
Реклама

НРАВИТСЯ СОХРАНИ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Использование каких-либо материалов сайта - Только при установки рядом с материалом активной и открытой к индексации ссылка на Авангард - спорткомплекс обязательна.

Статистика

Спонсоры
Наш постоянный спонсор - СТО Сar Light Design - Качественный ремонт автомобильного света в Киеве - Установка линз и би-линз

Copyright MyCorp © 2017